00-tp


Тома Пикетти – профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики. Сфера научных интересов – экономическое и социальное неравенство. Он родился 7 мая 1971 года в пригороде Парижа. Степень бакалавра получил в 18 лет и уже 22 года получил докторскую степень за диссертацию о перераспределении богатства – эта работа получила награду французской экономической ассоциации как лучшая диссертация года. 

Шло время, мир не менялся, Пикетти работал…

В 2014 году Тома Пикетти представил на суд международной общественности свою книгу «Капитал в 21 веке». Именно в таких случаях принято говорить «книга имела эффект разорвавшейся бомбы». По сути, это отчет Пикетти о глубоком и масштабном исследовании проблемы экономического неравенства. Книга содержит около 700 страниц. Это цифры, факты, выводы – и все не в пользу сторонников текущей экономической системы.

Основной тезис книги – неравенство не случайно, а является характеристикой капитализма и может быть предотвращено только путём государственного вмешательства. Пикетти говорит о концентрации капитала в руках узкого круга лиц и имущественном неравенстве, которое угрожает современной демократии и ведет к экономической нестабильности.


«Подобно Милтону Фридману (экономист, лауреат Нобелевской премии 1976 год), Пикетти — человек в нужное время. Поскольку тревоги 1970-х об инфляции были аналогичны сегодняшней озабоченности по поводу усиления богачей-плутократов и их влияния на экономику и общество. Пикетти не сомневается, что текущий уровень растущего имущественного неравенства будет расти и дальше, и поставит под угрозу само будущее капитализма. Он доказал это» (Уилл Хаттон — один из самых уважаемых журналистов Британии)


Экономическое неравенство людей, населяющих землю, трудно выразить словами, но можно выразить цифрами. «Капитал в 21 веке» — это веский аргумент для многих из тех, кто не воспринял «Захвати Уолл-Стрит» всерьёз. Основной лозунг этого движения — «Нас 99 %», подразумевает расхождение в доходах между элитой (представляющей собой 1 %) и всеми остальными гражданами. В 2011 году кто-то мог подумать, что лозунг был придуман ради «пущей выразительности» и является грубым преувеличением. Но, как мы знаем сегодня, это просто констатация факта. Конечно, Пикетти ведет игру на другом поле, но за туже команду — «99%».


«Капитал в 21 веке научно доказывает, что движение «Occupy» имело право в своей претензии» (Эндрю Хасси)


В начале 2016 года эксперты Oxfam представили свой доклад перед началом Всемирного экономического форума в Давосе. В докладе говорилось о том, что благосостояние 1% самых богатых людей на Земле сравнялось с благосостоянием всего остального человечества вместе взятого. 80 богатейших людей мира обладают состоянием примерно равным суммарному состоянию половины населения планеты с самыми низкими доходами. Этот документ получил название «Wealth: Having it all and wanting more» (Богатство: имея все и желая большего)


«Вместо экономики, которая работает на общее благосостояние, для будущих поколений и для планеты, мы создали экономику для 1%» (Винни Бьяньима — исполнительный директор Oxfam)


Занятную мысль высказал Жак Фреске (директор и основатель «Проекта Венера»): Простые люди (99%) платят налоги, которые идут на содержание полиции и армии, именно они платят зарплату полицейским и национальной гвардии. Богачи (1%) платят совсем небольшие налоги (в сравнении с их доходами), однако именно они контролируют полицию и армию. И вот, когда толпа протестующих стоит на «Уолл-Стрит» перед кордонами полицейских, получается некий парадокс (получить дубинкой по голове за собственный счет – это уже мазохизм).


«Во времена, когда концентрация богатства и доходов в руках немногих вновь всплыла на поверхности как центральный политический вопрос, Пикетти дает бесценный документ, фиксирующий то, что происходит сейчас, и отличающийся невиданной исторической глубиной. «Капитал в XXI веке» – чрезвычайно важная книга по всем статьям. Пикетти изменил наш экономический дискурс; мы никогда больше не будем рассуждать о богатстве и неравенстве так, как делали это раньше». (Пол Кругман — лауреат Нобелевской премии по экономике)


Некоторые выдержки из работ и интервью профессора Пикетти:


В XIX веке считалось вполне естественным, что крошечная группа населения владеет большей частью национального богатства, и никому не приходило в голову обосновывать их благосостояние тем, что представители этой группы – более умные, талантливые или работоспособные. Но в современном демократическом обществе, основанном на меритократии и провозглашающем равенство прав всех граждан, крайне важно объяснить, что существенное неравенство условий жизни проистекает из разницы в индивидуальных способностях и прилагаемых усилиях (разумное и справедливое основание), а не в силу родства и наследуемой ренты (случайное и произвольное основание). На протяжении XX века многие стремились доказать, что от экономического роста выигрывают все, однако многочисленные недавние исследования указывают на несоответствие этих взглядов реальности.


Идея о том, что современные рыночные отношения и неограниченная конкуренция каким-то «волшебным» образом регулируют имущественное неравенство и способствуют гармоничному развитию, является иллюзорной.


Некоторые американские экономисты объясняют диспропорциональный рост дохода менеджеров высшего звена тем, что они обладают некими уникальными навыками и их производительность труда намного выше средней. Однако изучение уровня образования и профессионального опыта менеджеров, входящих в богатейший процент населения не объясняет существенного различия в уровне оплаты их труда. Более того, уровень зарплаты топ-менеджеров не находится в прямой зависимости от качества принимаемых ими решений. Скорее наоборот. Если в результате воздействия внешних факторов прибыль компании увеличивается, то и компенсация топ-менеджеров растет. Этот феномен экономисты называют «платой за везение». С другой стороны, прослеживается примечательная зависимость между уровнем подоходного налога и компенсацией сотрудников высшего звена: начиная с 1980, ранее действовавший в США высокий уровень подоходного налога, был существенно снижен, что и могло способствовать взрывному росту доходов. Естественно, что социальная группа, выигравшая от снижения налогов и роста доходов, имеет значительное политическое влияние, которое она употребляет, в частности, для поддержания налогов на низком уровне.


Дальнейшее обогащение очень богатых будет происходить за счет обеднения среднего класса. Вряд ли современные демократические институты приспособлены эффективно функционировать в условиях политического недовольства большинства населения.


На примере роста финансовых портфелей крупнейших университетов США становится понятно, что самые крупные портфели увеличиваются в размерах быстрее, чем более скромные. Объясняется это тем, что владельцы крупного капитала, во-первых, более терпимы к рискам при инвестировании, а во-вторых, могут позволить себе нанять лучших (и, соответственно, дорогих) управляющих активами, которые разрабатывают лучшие инвестиционные стратегии, приносящие максимально высокий доход. Лицам с небольшими сбережениями недоступны ни высокоэффективные управляющие активами (слишком дорого), ни высокодоходные альтернативные инвестиции (слишком высокие минимальные пороговые значения для «входа»). То есть при достижении капиталом определенного размера он прирастает согласно своим внутренним законам, в том числе и потому, что владелец такого капитала может практически весь доход на капитал реинвестировать.


Дискуссия о подходах к решению глобальных проблем, стоящих перед человечеством возможна только при наличии точных и полных данных о распределении богатства в мире. К сожалению, значительная часть мирового капитала спрятана в офшорных зонах.


  


Лилиан Беттанкур, №1 в списке богатейших людей Европы (№4 в глобальном списке Forbes,). Ее отец Эжен Шуллер был настоящим предпринимателем, он основал L’Oréal в 1909 году и производил множество полезной продукции для ухода за волосами. Шуллер умер в конце 50-х, и компания перешла к его дочери Лилиан, которая никогда в своей жизни не работала. В этом нет ничего плохого, просто в 2015 году она по-прежнему на том же месте. Её состояние с 1990-х по 2010-е годы выросло с $3 млрд. до $30 миллиардов. Ровно во столько же раз за это время разбогател Билл Гейтс — с $5 млрд. до $50 миллиардов. Думаю, всем, а не только мне, хотелось бы, чтобы состояния принадлежали тем, кто их заслуживает, а состояние Лилиан Беттанкур увеличивалось бы в меньшей степени, чем у Билла Гейтса. Но в действительности все обстоит сложнее.


Миллиардер Карлос Слим – тоже интересный случай. Он стал владельцем сети сотовой связи в Мексике, но сотовых телефонов он сам не изобретал. И как считают многие, в процессе приватизации сотовой связи в Мексике — цены были очень выгодными для Слима.


Когда уровень доходности капитала значительно и стабильно превышает уровень роста экономики, то неизбежно, что размер унаследованных состояний (богатство, возникшее в прошлом) превышает размер накоплений (богатство, заработанное в настоящем). Суть проблемы — нарастающая концентрация неравенства, причина которой кроется в том, что владеть имуществом в капиталистическом обществе прибыльнее, чем работать. В итоге наследники больших состояний, не делая ничего, становятся еще богаче, а основная масса населения, владеющая только собственным трудом, как минимум не живет хуже, чем прежде, а как максимум, получает меньше в реальном выражении (то есть с учетом инфляции).


Следует признать тот факт, что если бы не великие потрясения XX века сейчас было бы еще хуже: ведь только войны и революции смогли остановить чрезмерную концентрацию капитала начала прошлого века, распылили его и дали возможность поднять голову среднему классу. Но сейчас уровень концентрации богатства в мире вернулся к уровню 1910-х годов.


thomas-piketty-3

Профессор Тома Пикетти о экономическом неравенстве в России:

Россия является Экстремальным примером роста частного капитала в результате приватизации, где огромные капиталы частных лиц образовались исключительно в результате перехода государственной собственности в частные руки. По уровню неравенства доходов Россия далеко опередила Европу, и даже Соединенные Штаты. Богатейшие россияне контролируют капитал в размере, превышающем 20% ВВП, тогда как в западных странах соответствующий показатель ниже в полтора-два раза.


Концентрация унаследованного богатства приводит к ситуациям, когда молодые люди из очень состоятельных семей вообще не думают о собственном образовании. И я думаю, что эту проблему мы видим сейчас со многими российскими олигархами, которым очень сложно убедить своих детей трудиться больше. Здесь им на помощь должно прийти государство, которое должно обложить налогами унаследованные капиталы. Но не приходит.


Если взять российский список Forbes, то нетрудно заметить: в советский период всех этих состояний не существовало. Но у вас в России в 1990-2000-е годы шел процесс приватизации, и это не было чем-то естественным или спонтанным. Люди, которые в результате этого процесса стали владельцами предприятий с огромным объемом природных ресурсов, не изобрели нефть или газ. То есть, нельзя сказать, что они сами сделали свое состояние. Для того чтобы завладеть природными ресурсами, российским олигархам не пришлось много работать.


Би-би-си: Можно сказать, что мы не имеем четкого порога, а вместо этого имеем определенное отношение к проблеме со стороны людей, обусловленное во многом политическими и культурными причинами (к вопросу о пределе недовольства / терпения)

Профессор: Да, важно отношение к проблеме. Но мне кажется, что если говорить об уровне неравенства, то он в России сегодня необычайно высок в историческом разрезе и по международным меркам. Я думаю, он чрезмерен.

Би-би-си: Можно ли как-то очертить тот порог, за которым концентрация неравенства приводит к социальным взрывам? Я знаю, что это сложно, но все-таки.

Профессор: Да, это сложно. Ведь когда вам не удается решить проблему неравенства, вы можете прибегнуть к другой стратегии, которую, я думаю, вы сегодня наблюдаете в России. Вы пытаетесь перевести внимание публики на другие темы — например, на какие-то внешнеполитические инициативы. Такое поведение государства мы видели во многих странах на протяжении мировой истории. И это представляет большую угрозу.

Би-би-си: Мне кажется, это проблема не только российских властей, подчас это проблема существования офшорных юрисдикций. Ведь уйти от высоких налогов пытаются не только в России, но и в США.

Профессор: Нет, не в таких масштабах. В мире не найдется другой такой страны. Разрыв просто невероятный. Углеводородный экспорт России превышает ее импорт. Профицит составляет примерно 10% ВВП последние 15 лет. Теоретически это должно позволить правительству накопить громадные резервы на уровне 100-150% ВВП. Но в настоящий момент они составляют 20-30% ВВП. На свете нет другой страны с таким большим разрывом. Это значит, что последние 15 лет правительство не делало того, что должно было делать в смысле предотвращения вывода капиталов.

 



Я думаю, российские власти должны активнее бороться с утечкой капитала. Россия — это страна, в которой один из самых больших в мире разрывов между торговым профицитом, который должен был бы аккумулироваться в резервах, и реальными государственными резервами. Капитал утекает из России в гораздо более крупных объемах, чем из многих других стран.


То есть смысл не в том, чтобы вернуть социализм, смысл в том, чтобы установить верховенство закона, установить прозрачную систему прогрессивного налогообложения и наследования. Россия — это страна, где не существует внятной регистрации, обложения налогами и передачи собственности в случае смерти, что для меня довольно странно (налог на наследство для прямых наследников отменен в России с 1 января 2006 года). Этот механизм есть практически во всех развитых странах, и я думаю, России тоже это нужно.


Я думаю, в чем действительно нуждается Россия, как и любая другая страна, так это в равенстве всех перед законом, а также в прозрачном прогрессивном налогообложении. Одна из проблем России сегодня заключается в том, что официально подоходный налог существует, но исчерпывающей статистики по нему нет. Никто не знает, кто и сколько на самом деле платит. Это не очень хорошо. Если вы хотите регулировать неравенство, если вы хотите упрочить доверие к правительству, вы должны каждый год показывать, сколько людей заплатило подоходный налог по разным категориям. Кто становится главным бенефициаром роста: люди со сверхдоходами, умеренно богатые, средние по доходам, люди с доходами ниже среднего? У нас нет достоверной информации об этом применительно к России. В итоге что происходит? Время от времени вы вдруг понимаете, что тот или иной миллиардер стал слишком богат, и вы его просто сажаете в тюрьму. Но согласитесь, это очень нецивилизованный способ регулирования неравенства.


На самом деле, российские олигархи не «наследники» — они просто стояли у кассы и переводили общественную собственность в частную. Ни у кого не было денег, чтобы купить общественную собственность, все вокруг ведь было общественным – частной собственности, по сути, не было. Но можно было передавать государственные активы в частные руки постепенно, в более уравнительной манере — или же быстро, очень маленькой группе людей, что произошло в России в 1990-е и продолжалось в 2000-е. Это на самом деле важно: если мы посмотрим на Россию с 2000-го по 2015 год, мы увидим продолжение того же процесса — передачи собственности в частные руки.


Если взять сектор природных ресурсов и госсектор России, то меня просто поразил  размер сальдо торгового баланса благодаря экспорту природных ресурсов, которые принадлежат олигархам. Ежегодное сальдо торгового баланса в эти 15 лет оставалось очень сильным — 10% ВВП. Но если мы посмотрим на размер золотовалютных резервов Банка России, за тот же период они заметно ослабли. Куда же делись эти деньги? Значительная их часть осела в офшорах  и вошла в  состав имущества российских олигархов, российских миллиардеров, которые живут то в России, то за границей. Им-то и достаются эти деньги, которые нелегально выводятся из сальдо торгового баланса и которые затем учитываются в списке Forbes. Разумеется, Forbes не может подсчитать, какая часть этих денег легальна, а какая нет. Хорошо, что у нас есть Forbes , но мне представляется, что гораздо важнее иметь правительство, которое делает свою работу и обеспечивает прозрачность в вопросах того, кому и что принадлежит.


Сегодня Россия остается единственной страной, в которой есть подоходный налог — и нет никакой статистики по тому, как он распределяется по группам населения с разными уровнями доходов. Невозможно понять по официальным данным,  как был уплачен подоходный налог лицами с уровнем доходов от 1 млн. рублей в год, от 10 млн. рублей в год, от 100 млн. и т.д. Во всех странах мира, где есть НДФЛ, такую информацию можно получить. В России же это невозможно узнать. Правительство заявляет, что борется с коррупцией. Почему же тогда оно не публикует эти данные?

Би-би-си: Возможно, дело в налоговой тайне?

Профессор: Никоим образом! Речь же не идет о раскрытии персональных данных – только о совокупных данных по разным слоям населения. Во всех странах, кроме России, это открытая информация. Хотелось бы мне знать, почему российское правительство ее не публикует. Ведь это вызывает подозрения в том, что подоходный налог взыскивается недостаточно строго. Возникает вопрос: почему неравенство в России так непрозрачно?


Интересные факты о Тома Пикетти:

• «Капитал в 21 веке», по понятным причинам, многие пытаются соотносить с «Капиталом» Карла Маркса, однако сам Пикетти признался, что не смог дочитать труд Маркса, посчитав его слишком сложным для восприятия и неактуальным.

• Пикетти получил премию за свой вклад в исследование экономики, но отказался от ордена Почётного легиона, прокомментировав, что правительству лучше заниматься ростом экономики, а не присуждать такие награды.

• После издания «Капитала в 21 веке» Пикетти достойно выдержал заказную критику и нападки «отрицающих неравенство». Помимо вполне ожидаемой критики, Пикетти столкнулся с заявлениями о наличии ошибок в его данных. Однако профессор опубликовал полное пошаговое опровержение этих заявлений. Оппоненты были вынуждены отступить, признав полную победу Пикетти.


«Капитал в 21 веке» мы рекомендуем к прочтению (книга была издана на русском языке в 2015 году), но если объём книги Вас «расстраивает», надеемся, что наш проект в достаточной степени дал Вам представление об этом бестселлере.

Напомним, что мы приводим примеры, действительно разумного, с нашей точки зрения, поведения отдельных Homo sapiens. Мы не хотим навязывать собственные взгляды, но нам важен достаточный уровень общей осведомленности и наличие Вашей собственной оценки. Целью данного раздела не является изложение подробной биографии объекта, более полную и подробную информацию Вы легко найдете в различных энциклопедиях и справочниках.


thomas-piketty-4

Тома Пикетти (сайт Парижской школы экономики)


 НА ГЛАВНУЮ

1 комментарий к “Тома Пикетти”

  1. Решил загуглить 20ку форбс и ниодного россиянина 🙂
    Хотя конечно миллиардеры не имеют национальности.

    А насчет возможностей преумножения капиталов, то да. Во всех инвестиционных банках есть отдел Wealth Management где обслуживаются випы. Все хорошие инвестиции сначала предлагаются випам. А при банкротстве инвестиции, погашаются обязательства перед банком, потом випами, а если что останется то возвращается простым смертным инвесторам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.