— Кто Вы? (ваше имя и страна)

— Я Алекс. Я из Великобритании.

— Опишите, что, на Ваш взгляд, происходит сегодня в мире? Какой он, современный мир?

— Думаю, всё немного в беспорядке. Наверное, потому что люди полагаются на информацию из соц. сетей и СМИ и никто не знает, как реально обстоят дела. Остаётся только сравнивать разные источники информации. Это что касается информации. Если говорить о планете в целом, говорят, что она в плохом состоянии. Не знаю, цикличные это изменения или нет, но нам необходимо быть бережнее с окружающей нас средой, хотя политики могут иметь другое мнение на этот счет. Ещё стоит отметить,  как люди обращаются с друг с другом. У всех свои теории и идеи, и никто не хочет идти на компромисс. У нас нет реально хороших лидеров. Да, сейчас есть политики, но это просто множество марионеток. Каков мир сегодня? Мир испытывает нас. Можно сказать, что он не стабилен, но, по крайней мере, сегодня не так много войн… не сглазить бы. Поэтому какая-то стабильность есть, но при этом мы не идем вперед. Выглядит как стагнация.

— Какие темы, на Ваш взгляд, следует выносить сегодня в поле публичного обсуждения? Что замалчивается в обществе? По каким важным вопросам осведомленность людей остается на недопустимо низком уровне?

— Люди говорят о многих вещах, но это ничего не меняет. Например, глобальное потепление. Мы ничего особенного не делаем, чтобы решить эту проблему. Люди совсем мало говорят о неравенствах.

-Иногда обсуждения это первый шаг.

— Да, верно, и я пытаюсь мыслить оптимистично. Сейчас много новых «табу», к примеру, все, что связано с гендерной самоидентификацией. У меня нет с этим проблем, но просто представим: если мужчина решает изменить свой пол, можно ли ожидать, что окружающие сразу будут считать его женщиной? Людям кажется, что им нельзя так делать, будто говоришь что-то, что биологически не верно. А если такой человек захочет воспользоваться женским туалетом… Проблема в том, что идентификация себя в обществе – это не идентификация себя по полу, всё сложнее. И если об этом не думать, то возможен конфликт.

О чем мы недостаточно осведомлены? Мы не знаем, как попали сюда (как вид). Мы почти ничего не знаем о космосе. Многие, вероятно, думают «А как эти знания повлияют на меня, какой смысл?» Даже если кто-то реально видел НЛО, люди скажут «И что с того? Мне всё равно завтра идти на работу». Или, если говорить про динозавров, о том как они вымерли, люди не думают, что это может случиться с нами уже завтра. Я не говорю уже о таких темах, как вечность, что случается, когда ты умираешь, что происходит, когда ты рождаешься. Мы не думаем о самом «сознании», что это значит.

— Свидетелем или участником каких исторически значимых событий Вы хотели бы стать на своем веку? Прогресса и перемен в каких сферах Вы ждёте больше всего?

— Ну, я уже пропустил комету Галлея… В будущем я хотел бы видеть как люди путешествуют на Марс, если это возможно… Я надеюсь на прогресс в науке, особенно что касается темы искусственных органов. Если, скажем, ты потеряешь руку, врачи вырастят новую, используя твою ДНК. Это  фантастика! А также я ожидаю, что некоторые вещи исчезнут, например, малярия и другие опасные заболевания. Ещё жду лучшей системы образования. И нам, в целом, следует подталкивать себя к лучшим поступкам, более гуманным.

— Частью чего Вы себя считаете?

— Мы все сделаны из атомов, технически мы все часть этой вселенной. Но если конкретней, мы часть одной человеческой цивилизации. Я часть своей семьи. Когда я узнаю что-то новое, это расширяет мои горизонты. При этом я не чувствую, что мне нужно быть именно частью чего-то. Не уверен, что это правильный образ мышления. Когда люди не чувствуют общности, когда они «разделены на части», другим людям проще их контролировать. К сожалению, так обстоят дела сейчас.

— Патриот и космополит — могут ли две эти позиции ужиться в мировоззрении одного человека?

— Думаю, да. Можно быть космополитом, иметь друзей из разных стран и культур и при этом быть патриотом своей страны. Всё зависит от характера этого патриотизма. Если ставить свою страну превыше всего, то это нездоровый патриотизм. Нормально быть патриотом покуда ты знаешь историю своей страны, что хорошего и что плохого она сделала. Я думаю, что люди должны быть космополитами. В Британии можно увидеть людей практически из любой культуры, можно увидеть индийские, пакистанские, африканские и польские кварталы. Но проблема в том, что они сильно держатся своих. Некоторые больше, некоторые меньше, и полагаю, дело не в том, откуда они приехали, скорее это человеческая природа. Некоторые сообщества не общаются с другими из-за культурных распрей. На деле, мультикультурализм не такой уж «мульти», ведь люди не вместе.

— В 21 веке у нас есть все средства чтобы путешествовать, но мы пока не нашли инструментов чтобы интегрироваться.

— Да, правильно, дело в интеграции…


    

    

фотограф Niall McDiarmid — официальный сайт http://www.niallmcdiarmid.com/


— В каких сферах, на Ваш взгляд, недопустима коммерция? Что не продаётся?

—  О, ну, например, древнейшая профессия в мире. Люди не должны торговать своими телами, однако, это происходит уже тысячелетия. Легко сказать «они не должны», но они  всё же делают это. Всё остальное можно продавать, покуда это несет какое-то благо. Но люди должны ценить себя больше, и это уже не про деньги: нам следует думать «я выше этого и я заслуживаю большего». А ещё невозможно установить цену человеческой жизни.

— Вас устраивают приёмы современного маркетинга и объём рекламы?

— Я не очень замечаю рекламу, потому что не смотрю ТВ. Рекламу я вижу на телефоне, на рекламных щитах, что ещё? Витрины магазинов… Сейчас она совсем не интересна, раньше была остроумнее. Реклама машин сегодня просто ужасна, нереалистично – ни ума, ни честности.

— Если нечестно, то должно быть хотя бы весело?

— Да, что-то вроде того, хотя бы остроумно.

— Но невозможно избежать рекламы, она просто преследует тебя, понимаете?

— Да, у меня стоит блокировка, но я всё равно получаю рекламу. Я знаю, что Google и Facebook отслеживают мои интересы, но поскольку я в курсе – это меня не беспокоит. Я понимаю, кто-то видит «о, вышел новый телефон», и они пойдут и купят его по-любому.

— Ваше отношение к закону об авторском праве и интеллектуальной собственности (пиратству)?

— Если вы начинающий писатель или художник, а кто-то крадёт Вашу работу – очевидно, что это нечестно. Но если Вы уже знаменитый исполнитель или писатель, думаю неважно, что кто-то скачал Вашу книгу или песню. Да, это сложный вопрос…

— Что для Вас значит «верить в людей»? Что способно лишить Вас этой веры? Что способно вернуть её?

—  Я верю в человечество, и для меня это уверенность в том, что люди способны совершать хорошие поступки. Понимаю, когда смотришь новости, замечаешь, что хороших новостей не много. Но если кто-то совершил ошибку, нельзя сказать, что он – плохой, все совершают ошибки. Да, есть люди, которые поступают плохо, но это жизнь… Я думаю, что можно потерять веру в людей, если ты побывал на войне, пережил бомбовый удар или террористическую атаку. Что может вернуть веру? Думаю, проявления человеческой доброты после трагических событий.

— Какие организации меняют мир к лучшему? Какие примеры объединения и взаимодействия людей, на Ваш взгляд, необходимы сегодня?

— Я знаю многие и даже состоял в нескольких, но вышел — мне показалось, что ничего реально хорошего они не делали. Думаю, что ООН и некоторые его ветви пытаются сделать что-то для детей в бедных странах. Красный крест, Эмнести Интернэшнл, Гринпис — да, конечно, они все не идеальны… Пожалуй, остановлюсь на ООН.

Самое важное взаимодействие людей происходит лицом к лицу. Многие обращаются к местным властям, если что-то необходимо сделать, но если ничего не происходит, пишутся петиции, вроде как «Посмотрите, все эти люди недовольны, вы должны сделать что-то».



— Когнитивный психолог Стивен Пинкер утверждает, что уровень насилия в мире неуклонно снижается, а наша убежденность в обратном связана с быстрым распространением информации, реализмом контента и способами подачи. Мир становится лучше, не смотря на плохие новости. Что же происходит со «старым добрым ультранасилием»?

— Что же, плохие новости хорошо продаются. Скажем, человек включает телевизор и видит насилие, он думает, «А что делать мне? Снаружи опасно. Что если мой сосед попробует напасть на меня или отобрать что-то?! Хм… Может мне купить оружие.» Так исчезает доверие, но растут продажи. На самом деле, люди научились быть более терпимыми. Сейчас очевидно меньше насилия, если сравнивать со средневековьем. Проблема в том, что оружие, которое у нас накопилось, способно уничтожить всю планету — мы ходим по острию ножа.

— Вы считаете, что люди, видя насилие в СМИ и интернете, становятся более недоверчивыми? Тогда в чем противостоящая сила, то, что побуждает нас доверять окружающим?

— Думаю, большинство людей и так толерантны и нет проблемы в том, чтобы стать ещё лучше. Просто люди осознают, что они видят на самом деле, на улицах. Если они видят преступление в своём районе, а потом об этом же говорят в новостях, то всё объяснимо. А если они не видят ничего такого, но кругом только и говорят, что об убийствах, возникает некий когнитивный диссонанс. Ещё один способ подкрепления — это путешествия. Если ты много путешествуешь, то видишь, что вообще-то у людей в других странах те же проблемы, что и у тебя. Они сами не хотят войны, это просто «ребята наверху».

— То есть нужно перепроверять информацию?

— Да, верно. Я не хочу сказать, что насилие не случается, но если взглянуть на лондонские газеты, скажем London Evening Standard, то они часто пишут о том, что кто-то напал на кого-то с ножом. Пишут, что это происходит всё чаще. И ты думаешь, о боже, какое опасное место! Но реально опасно быть членом банды и быть замешанным во что-то криминальное. В этом случае — да, шансы действительно велики.

— Можем ли мы обойтись без насилия в кино (в частности Голливудском) и индустрии компьютерных игр?

— Нравится Вам «Голливуд» или нет, мы все понимаем, что в этих фильмах  не показывают реальность, это не предполагается. Кстати, что касается уровня насилия в кино, то он снижается, так как производители хотят заполучить рейтинг 12+ или 15+. Они просто не могут включить много жестоких сцен. Но основная проблема насилия в кино в том, что мы не видим его реальные последствия. Кто-то в кого-то выстрелил, и вот — лежащий на земле человек. Если Вы просто смотрите кино, как говорится «отключив голову», то это не окажет особого влияния. Но если у Вас имеются психические проблемы, то… это может повлиять на Вас. То же самое с компьютерными играми. Но на сегодня жестокости в играх больше, чем в кино.

— При этом игры в большей степени уводят от реальности и требуют большей включенности в процесс, участия в этом «виртуальном» насилии.

— Да, вопрос сложный. Думаю так: неправильно показывать насилие ради насилия, но не стоит избегать показа жестокости, ведь оно присутствует в реальной жизни. Всегда должна быть история, объясняющая какие были причины и какие это имело последствия.



— Что Вы думаете об идее радикального продления человеческой жизни? Много ли Вам известно о достижениях в этой области? Каковы риски и перспективы данных исследований? Достаточно ли будет увеличить срок жизни людей просто за счет повышения уровня жизни, включая такие аспекты как экология, качественное питание и медицина?

— Зависит от того, как вы себя чувствуете. Если говорить о лишних 5-10 годах, в течении которых ты будешь разваливаться на части, страдать, если ты сидишь в инвалидном кресле, то какой смысл? Знаете, как некоторые старики говорят «я своё пожил». Как-то так. В глобальном масштабе, в первую очередь, опять же, имеет значение качество жизни: стареющее население не может выполнять определенных работ и возрастают расходы на здравоохранение.

— Вам известно про экономическую модель «Безусловный основной доход» (БОД)? Какое Ваше мнение о БОД? Что изменит БОД в Вашей жизни?

— Да, это может быть полезно для людей, которые мало получают за свою работу. Это могло бы помочь оплачивать квартплату, счета. И я не думаю, что это сделало бы людей ленивыми и они перестали бы работать. Сидеть дома и просто тратить деньги – скучно. Это повлияло бы на уровень образованности, людям было бы проще сменить работу, накопить денег для чего бы то ни было. Всё, конечно, зависит от того, какие это были бы выплаты, но лично я всё равно продолжал бы работать.

— Кто, по Вашему мнению, выдающиеся люди нашего времени? Назовите современников, оказавших на Вас наибольшее влияние.

—  Что ж, знаменитые люди обычно в конце концов разочаровывают меня. Но с другой стороны, все мы люди и совершаем ошибки. Современники… Наверное, кто-то из кино, может режиссеры… Я много читаю Стивена Кинга, можно сказать, что он оказал на меня влияние. Он заставляет меня думать о том, как мы живем. Конечно, это вымысел, но в этом что-то есть.



— Если у Вас появится возможность обратиться ко всему человечеству, но в одном предложении, что Вы скажете?

— Мне нравится «Просто сделай это» — как в рекламе. Жизнь коротка и если задумываешься «а стоит ли?», то да, скорее всего стоит. Лучше допустить ошибку и все же попробовать… И еще я сказал бы:

Всегда задавайтесь вопросом «Почему это так? Почему это происходит?»

Не принимайте всё как есть.


· ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ОПРОСЕ (РУССКИЙ)

· SURVEY QUESTIONNAIRE (ENGLISH)

· ПОСЕТИТЬ АНТРОПНЫЙ ФОРУМ


НА ГЛАВНУЮ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.